Ученикам -> Герой дня
Чёрные шнурки как память об отце

Поделись с друзьями!

Черные шнурки как память об отце

Эту трогательную историю я услышала от коллеги, Анны Анатольевны Пидгурской, и своё повествование поведу от её лица.

- Несколько лет назад об этом  мне рассказала тётя, сестра моей мамы - Раиса Семеновна Ярошенко.

Мой дедушка Семен Фомич Кузьменко, прошедший всю войну, получивший тяжелое ранение и чудом выживший, был родом из воронежской деревни. Рос в большой крестьянской семье, был седьмым ребенком. Когда началась война, ему стукнуло  уже 37 лет. Его жена, болевшая туберкулезом костей к тому времени умерла. И троих детей, старшему из которых, Ванюшке, было всего 8 лет, дедушка поднимал один. Он работал в колхозе, уходил затемно и возвращался, когда уже стемнело. Тетя вспоминала: «На улице еще тьма, все ребятишки спят, а в окно –  стук: на работу зовут». 

Осенью 1941 года Семёна Фомича  отправили на фронт. По воспоминаниям тети, утром детей отвели в сельсовет, где сообщили, что отца забрали на фронт  бить фашистов. «Вернулись мы в пустую хату. Долго плакали, до самой ночи ждали отца, надеялись, что его отпустят проститься с ними, но так и не дождались».

Мужиков тогда забирали на войну прямо с поля. И они,  в чем были, шли по проселочной дороге на сборный пункт пешком.  К идущим подтягивались новобранцы из других хуторов. Длинной вереницей  они направлялись дальше уже на станцию Россошь,  откуда солдат увозили эшелонами на фронт. Вот тогда-то дедушка перед отправкой состава и  передал детям через кого-то из односельчан новые черные шнурки,  как знак того, что он помнит о них,  и чтобы дети помнили его и ждали. Больше ему и передать-то было нечего. Эти шнурки,  как память об отце, для тети значили много, всю войну она берегла их, как самое дорогое сокровище.

Тётушка и  её братья остались одни-одинёшеньки.  Ели, что могли найти.  Спасали от голода   созревшие в саду фрукты и то,   что кто-то  подаст из жалости. Недалеко от дома колосилось  пшеничное поле, рядом -   поле с подсолнухами. Год урожайный выдался. И дети бегали туда до самых холодов.  Прямо в поле старший брат разводил костерок, тут же что-то и  варили.  

Узнав, что ребятишки остались одни, из Ростова приехала дедушкина старшая сестра, баба Галя,  и  это стало  спасением для маленьких детей. 

Войска Красной Армии пока отступали, фронт  приближался и приближался к селу. Дом стоял на краю деревни, и дедушкина семья боялась, что фашисты будут проходить по подгорной дороге как раз мимо их дома, уж об их зверствах люди были наслышаны. Поэтому баба Галя  решила перебраться в старый прадедушкин домишко. 

И вот немцы зашли в село. «Страшно вспомнить,- говорила тётя. -  Штыками всё изрыли, какие были у людей запасы -  забрали.  Выгребли, что могли,  но всё равно требовали: «Яйко, млеко, шпик»! До сих пор слышу иногда ночами эту чужую речь».

Её брата Ванюшку немцы два раза приговаривали к расстрелу. Как-то в жаркий летний день он, купаясь в деревенском пруду с мальчишками, чуть не утопил забредшего туда немецкого мула. Фашисты обнаружили пропажу и подняли тревогу. Пацаны, почуяв опасность, разбежались. Иван не успел взять на берегу одежонку и голышом побежал домой. По одежде его и вычислили.

Вечером за ним пришли.  «Солдаты его подвешивали на крюк к потолку вверх ногами, смеялись, жестами показывали, как они его будут убивать, -дрожит голос тёти, кажется,  она сейчас находится там,  в далёком и  страшном прошлом, -  но зашёл немецкий офицер и отменил приказ о расстреле». Ивана отпустили. Едва живой от пережитого мальчик вернулся домой.

В другой раз голодные ребятишки своровали у немцев галеты, и Ваню опять поймали. Он был страшно напуган: второй раз попасться немцам –  уж точно не пощадят! В живых остался благодаря бабе  Гале, которая, узнав о случившемся, побежала в комендатуру, кинулась в ноги супостатам, ползала по полу, плакала, умоляла пощадить голодного несмышлёныша.

Прадедушкин дом был хоть и стареньким, но довольно теплым, и немцы выгнали оттуда семью. Куда податься?  Их родной дом на краю села разбомбили. Приютила баба Даше, младшая дедушкина сестра, а у нёё самой  было пять ртов. «Жили в глубокой нищете, спали на нарах, укрывались соломой. Было холодно, голодно, страшно. Как выжили?.. Сама не знаю».

Но вот наши войска  пошли в наступление. Тётушка говорила, что это чувствовалось и по поведению фашистских оккупантов. «И что удумали эти звери? Все конюшни, скотные дворы, амбары, под завязку забитые награбленным  у населения зерном, мукой, шпиком, они  перед уходом залили бензином, собираясь сжечь.  Не успели, но толку-то:  продукты – такое богатство в голодное военное время – всё пропиталось бензином».

Когда оккупация была снята, тёте и ее братьям пришла первая весточка с фронта. Но весточка страшная: похоронка на дедушку.  Баба Галя залилась слезами и сказала детям, что отец их, наверное, не вернется. Но всем смертям назло и назло похоронке, он вернулся, правда, нескоро. Оказывается, у него было очень тяжелое ранение, и он почти год лечился  в госпитале. 

В детской памяти тёти сохранился декабрьский день. «Было очень холодно, ветрено, в селе в тот день должен был проходить какой-то митинг. Тётка, собираясь, велела мне на улицу не выходить,  надеть было нечего. А мне так хотелось  на митинг!.. Стала искать одёжку. Нашла и водрузила на голову немецкий шлем, облачилась в здоровую обрезанную шинель, ноги обмотала обмотками, обула здоровенные шкрабы (немецкая обувь) и, волоча ноги, пошла на площадь. В общем, вид был еще тот!»  Людей собралось много, на неё все  обращали внимание,  оглядывались. Одна женщина подошла и тихо спросила, чья же она такая. На что девчушка  ответила, что не помнит, и поинтересовалась: «Вернётся мой папа домой?» Женщина обняла ее, улыбнулась и сказала: «Твой папа обязательно скоро вернется домой!» И он вернулся.  В шинели, на двух костылях, контуженный…,  но вернулся! 

Анна Анатольевна вынырнула из воспоминаний, посмотрела долгим взглядом: « Их нет уже в живых, ни дедушки, ни бабушки. Напишите о них. Я через эти строки скажу им «спасибо» за Победу и жизнь».

Я делаю это, Анна Анатольевна. И вместе с Вами низко склоняю голову перед всеми, прошедшими горнило войны.   

Ирина Сотникова, МОУ «Ульканская СОШ №2»

Фото из семейного архива Пидгурской А.А.

Рекомендуем также

«Если брейк зажигают, значит это кому-нибудь нужно»

Многие современные школьники увлекаются танцами. Это ...
15 505 2

Интервью "Герой нашего времени" (о воине-афганце)

Афганская война, долгая, тяжелая, засекреченная, ...
12 834 1

Комментарии


Казалось бы, сколько уже написано и рассказано о войне, но никогда, наверное, их не будет достаточно, чтобы понять и пережить ужас войны. Удивительная и леденящая история жизни и радость от того, что родственники помнят и чтят великий подвиг дедов и прадедов. Спасибо вам за текст, пронзило до самого сердца!
Cпасибо. Да, тема войны неисчерпаемая и животрепещущая. Я разместила ещё один материал, практически докуметальный. Это воспоминания ветерана, от некоторых рассказанных им эпизодов - мороз по коже.
трогательная история
Поклон за жизнь.
Пересказывайте такие истории детям, они должны всё это знать.
Спасибо. В нашей школе есть музей. И дети, и взрослые собирают материал по крупицам. Выпущены уже 3 сборника "Память сердца".
Удивительная история.
Ирина Леонидовна очень удивительная статья.Молодец
Память дорогого стоит...
или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.
-1271999999.9963