Ученикам -> Лучшие материалы издательств участников проекта
Не смотри назад – там ничего не осталось!?

Поделись с друзьями!

Недавно я решил слетать в свой родной город, в свой родной спальный район на самой окраине города, туда, где прошло все мое детство. Знаете это чувство, точнее, желание вернуться туда, где все началось, чтобы вспомнить былое, проанализировать все, что произошло с тобой за это время, ну и, наверное, втайне самоутвердиться перед самим собой?

Так вот, приехав в город N***,  я снял номер в местной гостинице, затем решил прогуляться по центральной улице города, по которой когда-то так часто гулял с друзьями на выходных. На этой улице, как и на любой центральной улице любого города, много различных ресторанов, кафе, бутиков и магазинчиков со всякими безделушками.  Я шел, смотрел по сторонам и думал: “Надо же, почти ничего не изменилось за эти двенадцать лет, разве что вместо вон того магазинчика на углу раньше был ресторан. Неудивительно, ведь даже когда я еще жил здесь, этот ресторан уже был на грани закрытия. О, а этой статуи раньше здесь не стояло… ха, и это сейчас стали называть “высоким искусством”. А вот лица людей стали еще более мрачными и “серыми”.

Меня не наполняло чувством ностальгии, нет, меня переполняли чувтва досады и какой-то своеобразной грусти. Не было желания вернуться в прошлое, как это обычно бывает, когда возвращаешься в места, где давно не был, где провел много времени. Я выпил чашечку кофе в старой кофейне, в которую я так часто заходил после выставок, проходящих не так часто в выставочном центре, что неподалеку. После этого я вернулся в свой номер, примерно в одиннадцать часов утра.

Я сел за стол, стоявший у окна небольшой кухонки моего номера, и, теребя в руках старый потертый медальон, на котором была нацарапана фраза “Не смотри назад, там ничего не осталось!”, смотрел в окно. Мою голову наполнял то необъятный океан мыслей, то абсолютная пустота, которая сопровождалась лишь шумом лениво суетящегося города и отрывистыми образами того, что я видел за стеклом. Когда я взглянул на часы, был уже полдень.  Мысль, которая промелькнула у меня уже с первых минут пребывания в городе, теперь постоянно крутилась в моей голове: “Зря я сюда приехал, ни к чему хорошему это не приведет, пустая трата времени!”

Тут я взглянул на тот старый медальон, который держал в руках, я сделал его сам, еще в девятом классе, как символ того, что я никогда не стану тем, кем был до того момента. А ведь и правда, он прошел со мной через все эти 15 лет, в минуты сомнения он говорил мне: “Не смотри назад, там ничего не осталось!”, - он видел мои взлеты и падения. Глядя на него, я вспоминал все, что оставил или не смог оставить в прошлом, вспоминал, через что я прошел за эти годы и чего достиг с того дня 15 лет назад.

Утро вышло скомканым, скорая утрення прогулка по центральной улице, потерянный час в гостинице и еще час суеты и спутанных мыслей. Нужно было что-то делать, ведь смотреть на местные “достопримечательности” у меня не было желания. И ничего другого в голову не пришло, как пойти в сквер, который находился через несколько улиц от места моего пребывания, посидеть там, понаблюдать за людьми в надежде на то, что в голове, хоть ненадолго, воцарится порядок.

К счастью, день располагал к прогулке: яроко светило солнце, в небе медленно плыли белые пушистые острова, птички летали то туда, то сюда, - лишь это помогало отвлечься от всего того, что происходило внизу.

Я взял с собой лишь плеер, в котором играло произведение одного из современных итальянских композиторов – музыка отвлекала от той ленивой суеты, пустых лиц и шума. Хотя я не люблю наушники, но стоит отдать должное, они выручают в подобных ситуациях. Идя по улице, я видел лишь пустоту: все эти яркие одежды, вывески, машины, повсеместные рекламные таблоиды и вывески с какими-то непонятными, пустыми и бесполезными призывами и лозунгами - все было пустым, все это вводило в какой-то транс, делало тебя частью себя. - Но мне помогло мое любимое небо, оно всегда мне помогало видеть надежду даже там, где ее нет. Оно всегда делало меня счастливым, избавляло от негатива.

Я опустил глаза и пошел дальше с небольшой улыбкой, наконец-то наступило долгожданное чувство покоя, которое не посещало меня уже больше месяца. Больше не было грусти и скорби, была только досада. Единственная мысь, которая была в голове, это: “Неужели люди и вправду разучились видеть всю красоту природы, неужели перестали ценить ее, неужели скоро действительно настанет конец?!” С этой мыслью я дошел до сквера – небольшого зеленого уголка жизни в мертвых каменных джунглях. Гуляя по этому скверу, любуясь небом и зеленью, я присел на ближайшую скамейку, глядел кругом и радовался – тишина, спокойствие, шума почти не было слышно из-за звонкого смеха маленьких девочки и мальчика лет 4-5, которые играли неподалеку на траве. Глядя на них, нельзя было не улыбаться. “Вот оно – наше будущее», - промелькнуло у меня тогда в голове.

Затем я обратил внимание на двух женщин, сидящих на скамеке неподалеку, они говорили о чем-то, но их лица не были пусты, как лица прохожих, они были наполнены счастьем, радостью и, самое главное, жизнью. “Все-таки мы не так безнадежны”, - вновь промелькнуло в голове. Лицо одной из этих женщин показалось мне знакомым, но я не придал этому значения. Около часа я сидел с закрытыми глазами и слушал музыку, тихо игравшую в наушниках, слышал смех детей, думал, и вдруг в голову пришла мысль, что нужно съездить в мой родной спальный район, отчасти ради этого я сюда и вернулся.

Я открыл глаза, наклонился вперед, облокотясь руками на ноги, и смотрел то на детей, то на их матерей, то в небо, то еще куда-нибудь. Доиграла последняя композиция в моем плейлисте, после чего я встал и отправился к автобусной остановке, на которой я мог сесть в автобус, который отвез бы меня туда, куда мне нужно. Эта прогулка заняла у меня около 15 минут, с учетом времени, проведенного в очереди, которую мне пришлось отстоять ради небольшой бутылки воды. Я дошел до остановки (автобус пришел буквально, как только я пришел) и сел у окна. Автобус был пуст, это, видимо, связано с тем, что сейчас только  четыре часа после полудня. Мы тронулись и тут же остановились, я взглянул назад и увидел женщину с ребенком, спешивших к автобусу. Как только они зашли, я обратил внимание, что это именно та женщина, лицо которой мне показалось знакомым. Она оказалась мамой девочки.

Мы тронулись. На протяжении всего пути девочка со свойственным всем детям любопытством смотрела на проносившиеся мимо улицы города, она постоянно задавала вопросы, говорила что-то маме, которая с ничуть не меньшим интересом говорила с любимой дочерью. Это большая редкость в наше время, большинство мам, которых я встречал за последние годы, весьма грубо и жестоко обращались со своими детьми - это будто бы в моду вошло. Смотря на это, я не мог не радоваться и не улыбаться.

Мы ехали почти без остановок, за всю дорогу зашло лишь два или три человека, и все они выходили буквально через пару остановок. Казалось, все способствовало тому, чтобы я как можно быстрее добрался до места назначения, удивительно, что в течение всего пути меня не покидало ощущение, что я и эта парочка едем в одно и то же место. Так и вышло.

 

Впоследствии оказалось, что и идти нам нужно в одном направлении. Мне показалось это довольно забаным. Женщина была красива и казалась уверенной в себе. Я решил заговорить с ней, и не зря:

 

-          Здравтсвуйте, отличный день, не правда ли? – довольно банально начал я.

-          Безусловно, замечательный день! – ответила она, улыбаясь и глядя на свою маленькую дочурку, идущую вприпрыжку чуть впереди.

-          Я, кажется, вас сегодня в сквере видел, вы сидели, разговаривали со своей подругой. И есть ощущение, что я вас уже встречал, как вас зовут? – спросил я с, как мне показалось, легкой неуверенностью в голосе.

-          Анастасия, а вас? - сказала она.

-          А я Андрей… - произнес я.

-          Знаете, а мой муж очень ревнив, и если сейчас кто-нибудь из его дружков увидит меня, прогуливающуюся с незнакомцем, они тут же позвонят ему, а он, уж будьте уверены, мигом будет здесь. И тогда и у вас, и у меня будет куча проблем, – со строгостью и, как мне показалось, крошечной долей кокетсва, присущего каждой женщине, сказала она.

-          Не беспокойтесь, я умею убеждать ревнивцев в том, что им не о чем беспокоиться! – ответил я, пренебрегая этим предупреждением.

-          Не слишком ли самоуверенно? – спросила Анастасия, чуть улыбнувшись.

-          Если только чуть-чуть. Кстати, я немного подслушал ваш разговор в автобусе. У вас замечательная дочь, –  я старался говорить легко и непринужденно, не слишком вежливо, но мне всегда удавалось вызывать у людей доверие, возможно, моей, как им казалось, открытостью.

-          Замечательная, я люблю ее больше всех на свете, мой лучик света, – когда она это говорила, ее глаза просто светились, их переполняла любовь.

 

 Мы немного помолчали, смотрели на этого беззаботного ребенка, девочку, которая, к слову, до сих пор не заметила, что я разговариваю с ее матерью. Она шла и смотрела на горизонт и будто бы думала о чем-то своем. Тем временем мы все приближались к нашему основному герою.

 

-          Вы не похожи на местного… кстати, вы же меня не преследуете? – в шутку спросила она.

-          Нет, я вас не преследую, и да, я не местный. Точнее, я когда-то жил здесь и учился…  Мне кажется, мы с вами и, скорее всего, с вашим мужем учились в одной школе, и даже больше скажу, в одном классе, – немного резко ответил я.

-          Стоп, не может быть! Андрей?! Тот самый? друг моего Васи?! – весьма удивишись и обрадовавшись, спросила она.

-          Ну да, только вот мы с ним не общались уже 15 лет, так что друзьями нас назвать сложно,  – опять же даволно резко подметил я.

-          Да, ты прав. Но почему ты здесь, неужели решил вернуться в наше захолустье? – с недомением проговорила Настя.

-          Нет, просто решил навестить родные места, посмотреть, что здесь да как…  Как оказалось, все по-старому, разве что названия пары магазинов сменились, да одних гуляк сменили другие, – равнодушно и с крошечной долей отвращения в голосе ответил я.

-          К сожалению, мало что изменилось; да, Василий каким был, таким и остался. Сидит целыми днями дома, ничего больше крошечных газетных или журнальных статей не читает, только смотрит телевизор да в интернете сидит, прям как тогда, в 10 классе… - она немного задумалась.

-          Получается, ты одна содержишь семью? Хотя, глупый вопрос, выходит, что так. Но как же так вышло, что он стал твоим мужем? Все ваши знакомые думали, что ваши отношения продлятся лет до 18, что все это просто врменное увлечение и скоро все закончится, – меня переполняли чувства жалости, разочарования, досады и много того, чего я уже не могу объяснить.

-          Я люблю его таким, какой он есть… - хотела сказать она.

-          А может быть, ты сама себя обманываешь… - перебил я ее.

Мы помолчали пару секунд, и я продолжил.

-          Извини, это не мое дело. Давай поговорим о другом,  – проговорил я.

-          Мы уже подходим к дому, видишь, он уже в окно выглядывает.   

-          Можно мне к вам зайти, хочу поговорить с ним, вспомнить школьные годы, может, он мне расскажет, что тут у вас вообще происходит.

-          Я не против, а он тем более будет рад, – опустив глаза, сказала Анастасия.

За всеми нашими спорами мы даже не заметили, что Катя (так, кстати, зовут ее дочь) уже давно вслушивается в наш разговор.  Она спросила меня:

-          А вы что, папу моего знаете, вы его друг?

-          Да, мы с твоим папой учились вместе. Кстати, как тебя зовут?

-          Катя, – скромно ответила она.

-          Отличное имя, принцесса.

Она ничего не ответила, только заулыбалась, а вместе с ней и ее мама. Мы уже подошли к двери, у которой нас ждал Вася. Он с жестокостью и злобой смотрел на свою жену и на меня; казалось, он вот-вот накинется – это было нормально для его вспыльчивой и ревнивой натуры. Но тут я широко улыбнулся и начал говорить.

-          Здорово, Вася!

-          Ты кто? – с удивлением спросил он.

-          Неужели не узнал, это же я - твой школьный друг, Андрюха, Андрюха Неков, я, как уехал, все в работе да в работе, даже на друзей времени не было, – это был необходимый ход, иначе неизвестно, чем бы все закончилось. 

-          Сколько лет, сколько зим прошло, ну ты даешь, берешь и появляешься вот так вот, еще и под ручку с моей. Я уж собирался, ну ты знаешь… - смеясь, сказал он.

Мы пожали  друг другу руки, и он проводил меня в дом, а жену отправил за выпивкой. Я говорил, что не пью, но он отвергал все возражения. Пока жена была в магазине, а Вася “прихорашивался”, я оглядывался, смотрел по сторонам и узнавал ту старую квартиру, ремонт в которой он делал со своей матерью, будучи еще ребенком. Я смотрел на все это, и в голове всплывали разные воспоминания: то как я, бывало, заходил и видел, как он со своей мамой занят поклейкой обоев, плинтусов, установкой разеток; вспоминал, как выглядела квартира после ремонта, как я завидовал, что мы не можем себе этого позволить.

А теперь я видел, как все это “развалилось”: уголки обоев отклеивались, шторы выцвели, двери скрипели, мебель будто бы готова была вот-вот развалиться. Лишь детская была в отличном, по сравнеию с остальной квартирой, состоянии. Было ясно, что Анастасия сделала это для своей любимой Кати. Много мыслей вдруг появлялось в моей голове.

 

Прошло некоторое время, Катенька с мамой были в детской и занимались своими делами. А мы с Васей сидели на кухне и разговаривали, у меня все-таки получилось отвести его от вопросов обо мне и поговорить о нем. Стул, на котором я сидел, скрипел и шатался, так что мне пришлось пересесть на другой, который был ненамного лучше предыдущего. Так вот, выпив первую рюмку, он начал свою историю.

 

                                                                      История.

Из всего того, что Вася рассказал мне, я решил выбрать лишь самое необходимое и интересное; но, для начала,  расскажу небольшую предысторию, точнее, мои последние школьные воспоминания о нем.

Так вот, когда я учился в одном классе с Васей, мы постоянно ходили вместе по школе, говорили о музыке, девушках, просто шутили. - В общем, у нас были обычные разговоры “ни о чем”,  и мы считали друг друга лучшими друзьями. Но чем старше мы становились, тем больше расходились наши пути. С течением времени я стал больше читать и анализировать себя и других, все, что творилось вокруг; начинал обращать внимание на то, до чего раньше нам не было дела. Как мне казалось, мое понимание мира росло, но с этим росло и мое самомнение. А он, да и другие мои друзья, продолжали быть все теми же детьми, только они обзаводились, как им казалось, все большим количеством взрослых атрибутов. Наши пути все так же продолжали расходиться, с каждым днем, с каждой мною прочитанной книгой, они все расходились и расходились. Но, к счастью, человек способен приспосабливаться к окружению – играть свою роль. Вот я и играл.

Бывало, по пути из школы домой, который обычно сопровождался безудержным смехом и большим количеством пошлостей (над чем-то приходилось смеяться, что-то действительно казалось смешным),  ощущение, будто я не в своей тарелке, частенько посещало меня. А он же, напротив, был как рыба в воде, - возможно, иногда я завидовал ему, но вскоре я наконец-то обрел полную самостоятельность в суждениях и во мнениях, избавился от комплексов и всего того, чего я так не хотел тогда видеть в себе.

Конечно, часть этого оставалась где-то в глубине меня и даже помогала мне двигаться дальше, как бы напоминая о том, чего не стоит делать и кем не стоит быть. В этот момент и начался путь, по которому я и иду до сих пор.

Но я не переставал наблюдать за ним, да и, вообще, за людьми, для меня это было, своего рода, хобби. Так вот, он часто ездил к Насте, тратил все время на нее, на мысли о ней.  Я наблюдал за развитием их отношений, Вася возносил свои отношения с   ней, считал ее самым главным в своей жизни. Говорил, что ничуть не жалеет ни о чем; говорил, что они счастливы. Но я не раз видел их беспричинные ссоры, зачинщиком которых был Вася, эти ссоры возникали то из-за его ревнивости, которая переходила все пределы, то из-за того, что он был слишком груб с ней. Он постоянно винил ее, и ей приходилось уступать.

Что самое интересное, в самом начале их отношений я испытывал неприязнь к ней, отчасти из-за ревности (на тот  момент и я был этим грешен), отчасти оттого, что она мне казалась глупой и недалекой. Но, с развитием их отношений, я все больше переходил на ее сторону, все больше уважал ее, я видел, как она менялась. В конце концов, она стала одной из тех немногих девушек, которых я действительно уважал. Парней, которых я уважал, было еще меньше.

Она возилась с ним, как с маленьким ребенком, как бы заменяя мать. Возможно, именно материнский инстинкт сыграл свою роль в их отношениях. Кто знает? Я, к счастью, на тот момент уже не зависел от любви, был период, когда я себя окончательно убедил в том, что не способен любить, но потом я понял, что это не так, но зато я научился контролировать свои чувства и эмоции, это мне очень помогло в дальнейшем.

В общении с ним я все чаще испытывал дискомфорт, это было связано с его манерой разговора, - он думал, что грубость и оскорбление друзей являются неотъемлемой частью дружбы, тогда многие так думали. Несмотря на то, что мне было как бы все равно, иногда были  моменты, когда это меня выбивало из колеи.

Иногда в голове появлялась мысль: «А что, если он так же, как и я, всего лишь носит маску, играет роль?» Но впоследствии я начинал понимать, что тот, кто он есть, - это совокупность всего того, чем он жил, с кем общался, как воспитывался. Но и тогда я не начинал его жалеть, я просто принял тот факт, что есть такие люди, я забыл о былой дружбе, обо всем, и в итоге свел общение к минимуму.

Глядя на его поведение, я начинал испытывать отвращение - отвращение к словам, поступкам, дйствиям, примеры которых я даже приводить не буду.

Уже тогда меня поражала его прогматичность, во всем он искал выгоды для себя, все переводил на деньги. К сожалению, как мне кажется, эта черта характера стала нормальной в современном обществе. Все, перечисленное выше, - лишь те черты его характера, на которые я хотел обратить основное внимание. Но впереди еще его история, которую, как я уже отмечал, мне придется рассказать вкратце, ибо рассказывал он мне ее около двух часов, и я не могу сказать, что это время прошло для меня зря….

 

Рассказ.

К сожалению, я не смогу в точности повторить наш с ним диалог, но я попробую пересказать его рассказ.

После того, как  я уехал из города, после окончания десяти классов, ничего не изменилось, все шло по-старому. В одиннадцатом классе необходимо было готовиться к финальным экзаменам и, конечно же, он готовился, только начал он этим заниматься лишь за месяц до их проведения. Когда он сказал мне об этом, меня это не удивило; это было в его стиле – дождаться последнего момента и только после этого начинать делать что-то.

Он никогда не умел распределять свое время, поэтому мне все время приходилось выслушивать жалобы, вроде: «Мне ни на что не хватает времени!» или «У меня нет времени на..!».  Следствием Васиной неорганизованности стала постоянная суета, даже когда на это не было абсолютно никаких причин. Но, несмотря ни на что, ему все-таки удалось каким-то образом набрать необходимое количество баллов, которое могло ему дать шанс на поступление в институт на нужный ему факультет.

А перед этим необходимо было отслужить в армии хотя бы один год. Его зачислили в наземные войска. По его словам, за этот год ничего такого, о чем можно было бы рассказать, не произошло. С сослуживцами проблем у него тоже не возникло, что меня ничуть не удивило, так как, несмотря на его манеру общения, о которой я упоминал ранее, вокруг него всегда была куча народу, люди к нему тянулись, возможно, из-за его своеобразной хоризмы и некоторых лидерских качеств.

После того, как он вернулся со службы (я не думаю, что стоит говорить о том, что Анастасия осталась верна ему), так вот, когда он все-таки попытался поступить на юридический факультет местного института, в этот раз удача подвела его, - да, именно удача. Настя поддерживала его, и, несмотря на то, что на тот момент она уже училась на журналиста, ей приходилось работать, чтобы им было на что жить.

Услышав это, я был удивлен, даже шокирован, а в голове был только один вопрос: «Ну как же она его не бросила, почему?!» Но ответа на него я не находил. Возможно, это любовь, возможно глупость, возможно, та самая женская логика. Не знаю. К счастью, через пару месяцев Екатерина Викторовна, мать Васи, помогла ему устроиться на работу в юридическую контору, где она работала и была, к слову, на хорошем счету – это-то я знаю непонаслышке (она работала в ней, еще когда мы были «лучшими» друзьями).

Первые несколько недель, чуть более месяца, он делал все, что ему говорили, выполнял свою работу в срок. Но тут он не выдержал, точнее, его внутреннее «Я» не выдержало и дало ход всем тем «темным» чертам его характера, о которых мы говорили выше. Да, не говоря уже о его неоправданных амбициях. Он начал требовать повышения, хамить начальству, пить на рабочем месте, и при этом считал себя лучше всех, как и всегда, но, как мы знаем, социум легко показывает им их место, и это, пожалуй, один из тех немногих плюсов этого самого социума.

В итоге, после достаточно крупного скандала, в котором даже драка, насколько я понял, имела место быть, его выставили за дверь. И вот через два месяца он и Настя живут на те гроши, которые она получала за работу кассира в придорожном магазине; к счастью для нее, она получала стипендию, хоть и небольшую. Если я не ошибаюсь, именно в тот год было огромное повышение цен, налогов, да, вообще, всего, и если бы их матери не помогли им, неизвестно, где они сейчас бы были. К слову, после того инцидента мать Васи осталась при своей должности, видимо, очень с начальником повезло.

Когда Анастасия училась на втором курсе, они обвенчались; к сожалению, причину этого я назвать не могу, возможно, любовь действительно так зла, возможно, я чего-то не знаю, но это, пожалуй, и не мое дело. Еще через три года она окончила институт с отличием и нашла хорошую работу  в одном достаточно известном местном журнале. Но через два года и четыре месяца Настя забеременела, и ее уволили, слишком уж много претендентов было на ее место.

Тут уж, видимо, от безысходности наш дорогой Вася наконец-то нашел себе работу, даже две, так как, работая на одной, он просто бы не смог заработать достаточно денег, чтобы содержать семью. В эти три года он работал как никогда. Как мне потом сказала Настя, она от него  за эти годы многого наслушалась; к счастью, при ребенке он старался держать себя в руках.

Хотелось бы так же сказать, что чем ближе мы с ним приближались к концу рассказа, тем больше это перерастало в «философскую» дискуссию о смысле и трудностях жизни, точнее, о трудностях Васиной ух какой непростой жизни. Но этим обычно кончается всякий кухонный разговор с выпивкой на столе. К счастью, у меня получилось его убедить, что по причинам здоровья я не могу употреблять какие-либо алкогольные напитки. Это была не чистая ложь, а лишь преукрашенная правда, ведь мне действительно становится дурно от одного только запаха алкоголя, вследствие чего я могу пить только хорошее вино без добавления спирта, который обычно добавляют в дешевое вино. Да и то в малых количествах. А если уж быть откровенным до конца, желание напиваться у меня было отбито с самого детства тем, что я видел, глядя на своего отца.

Примерно с тех пор, как Катеньке исполнилось 6 лет, Вася работает курьером в небольшом ресторанчике морской еды. Анастасии удалось вернуться в тот журнал, где за трудолюбие, иновационные и креативные идеи ее быстро повысили в должности.

К концу своего рассказа Вася был уже ни на что не способен, поэтому нам с Настей пришлось отнести его в спальню и уложить спать. После этого мы втроем - я, Катя и его мама - еще около получаса пили чай и веселились, после чего хозяйка уложила свою дочурку спать и вернулась, чтобы продолжить наш разговор. Я узнал, что почти все, за исключением некоторых не очень приятных мелочей, что сказал мне мой спящий друг, было правдой. Также Вася умолчал о том, что он до сих пор в ссоре со своей матерью, точнее, после того случая он даже не извинился перед ней. Единственное – он любит свою дочь и старается уделять ей время, да и она его любит, несмотря на все. А это значит, что он не так уж и плох, как мне казалось. Видимо, его секрет, его отличие от меня – это искренность (пускай он, может быть, груб, жесток или резок). А вот я мало с кем могу быть искренним. Возможно, это одна из причин, по которой у меня не так много друзей.

Наш разговор с Настей продолжался около полутора часа, и мы многое успели обсудить: книги, музыку, рассказали о нашем отношении к тем или иным вещам. Я узнал о ее работе в журнале. Она сказала, что аудитория и рейтинг журнала растет и она планируют выйти на более крупный рынок, для начала на российский, а в последствии, может быть, даже и на мировой. Я мог бы усомниться в столь амбициозных планах, но почему-то, глядя на нее, зная все то, что я знал, я ничуть не сомневался в том, что у нее все получится.

Также я ей рассказал немного о своей работе и о том, как я оказался здесь. Расскзал, что, работая над проектами городов будущего, безопасных для окружающей среды, более практичных и уютных, я занимаюсь архитектурой, а пара моих друзей работает над различными системами и технологиями, которые применяются в наших проектах, но этот проект - пока только идея, которую никто не поддеражл, поэтому мы и занимаемся им втроем. А о причине прибытия сюда сказал, что я просто решил посетить места, где я рос, и еще есть, наверное, какая-то причина, которой я сам не знаю. И действительно, была причина, которой я не знал, что-то тянуло сюда, будто бы что-то говорило, что я должен приехать сюда.

Попрощались мы довольно быстро, я пожелал ей и ее дочурке всего хорошего. И я не смог удержаться от слов: «Лучше бы ты развелась с ним, забрала дочь и жила бы нормальной жизнью». На это она ничего не ответила, лишь слегка улыбнулась, как бы в знак внутреннего согласия с этими словами. Мы дружески обнялись, я еще раз пожелал им всего хорошего, после чего я вышел из их дома,  рядом с которым меня уже ждало такси, заказанное мной около двадцати минут назад.

Возвратившись в гостиницу, я начал собираться к отъезду, который должен был состояться днем следующего дня. Пока я складывал все то немногое, что привез с собой, в сумку, в мою голову вновь нахлынули мысли, только в этот раз они не принесли с собой ничего дурного, лишь осмысление и понимание, и, возможно, даже надежду.

Когда я застегнул последний замок на моей сумке, я вдруг вспомнил о моем старом медальоне, его нигде не было, я оббегал всесь номер, пересмотрел во всех карманах, его нигде не было. Я потерял его. После того, как я это понял, на меня вдруг нахлынули воспоминания, грусть, сильнейшая грусть, мне ничего не хотелось. Было ощущение, будто потерял часть себя.

Я лег на кровать и уставился в потолок, в голове мелькали отрывки наших разговоров с Васей и Анастасией, картины того, что видел здесь в этот приезд. Все то время, которое я провел здесь, по кусочкам востанавливалось в моей голове, иногда я вспоминал все те трудности, через которые мне приходилось пройти. Я не спал до раннего утра, было лето, и в пять часов было уже светло и вовсю пели птицы. Я подошел к окну, открыл его, и звонкие звуки пения птиц наполнили мою комнату, легкий свежий ветерок, так не свойественный для города, дул прямо в лицо.

И вдруг я вспомнил, что было нацарапано на том медальоне – «Не смотри назад, там ничего не осталось!»  - этот девиз, который всегда помогал идти мне вперед. И в этот раз он помог мне, нет, не медальон, смысл, который он нес, в нем в какой-то степени даже была заключена своя философия.

Я взял все свои вещи, сдал ключ от номера в гостинице  (я уже не собирался возвращаться). Я отправился в сторону того сквера, в котором впервые увидел Настю и Катю, было около половины шестого утра. По дороге поток мыслей все утихал и утихал, и, в конце концов, я, наконец- то, окончательно успокоился.

Уже когда мой самолет взлетал, я окончательно понял, что вся эта поездка, возможно, не случайна, я должен был приехать сюда, увидеть все это, вспомнить, чтобы понять то, чего не понимал до этого, чтобы окончательно расстаться с этим. Так и окончилась очередная, очень важная глава моей жизни.

Рекомендуем также

Красна «УГ» не углами, а пирогами. И не только

Сегодня мы побывали в одной из самых старых редакций ...
4 154 0

Сила волшебного пинка

«Что движет солнце и светила?». Уверен, на этот вопрос все ...
5 122 0

Фантастические юнкоры, и где они обитают

Каких только мест дислокации за все годы Большой Игры не ...
5 110 0

Комментарии


или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.
-1271999999.9969