"Синий обелиск"

Я чувствую какую-то пустоту внутри себя в тот самый момент, когда поднимаясь все выше по пыльной дороге, преодолевая все бугорки и холмики вижу, как на ровной, словно зеркало поверхности, будто бы из ниоткуда вырастает обелиск. Обелиск синий. Синий в море желто-зеленого разнотравья летом, синий в пожухлой траве осенью, синий в белых снегах зимой, синий в окружении ландышей, тогда, когда всё в природе оживает. Всё, кроме него. Оборки кружевных облаков поглаживают его красную звезду, и иногда, кажется, что они подцепят его и унесут далеко-далеко, туда, где не будет оплакивать его осенний дождь, туда, где не будет он маяться под лучами июльского солнца, туда, где не будут его терзать колючие морозы, туда, где нет войны и никогда не было.

Опять облупилась краска. Краска синяя, всех оттенков. Сколько лет ее, бережно, слой за слоем, наносят на обелиск? Двадцать? Тридцать? Сорок? Нет, больше. В этом году – пятьдесят. Краску наносят, а она облупляется, и так каждый год. Каждую весну ребята-волонтеры отправляются к обелиску с кистями и краской – очередное поколение, получившее такое страшное завещание. А он стоит одинокий и будто всем своим видом говорит: «Не закрасите».

В 2013 году вокруг обелиска постелили плитку, поэтому опалывать его уже не нужно – только красить. Красить не сложно. Теплый апрельский ветер дует в лицо, треплет по-ребячески волосы, и снова и снова, нашёптывает тебе одну и ту же историю, свидетелем которой однажды стал.

10 марта, 1944 год. День выдался туманный, идет дождь… Корягин Павел Тарасович выполняет боевое задание. Но вдруг самолет загорается в воздухе. Это над западной частью села, вот тут, на этом самом месте. Летчик направляет машину на посадку, но возможности приземлиться нет. Самолет врезается в гору. Штурман, радист и летчик погибают. Их хоронят с воинскими почестями на площади в центре села, в шести километрах от места гибели. С той поры минуло 22 года. В январе 1966 г. в Ленинграде был дан старт Всероссийскому походу пионеров и школьников «Из искры возгорелось пламя», посвященному 50-летию Советской власти. Пионеры Пелагиадской восьмилетней школы решили установить имена погибших. Сначала собрали воспоминания жителей, потом написали письмо в архив. Впервые обелиск заговорил в 1966 г. Как-то в Пелагиадский сельский Совет пришла весточка от матери Корягина Павла Тарасовича. Она просила помочь найти могилу сына. Варвару Васильевну пригласили в гости. Живет она в Подмосковье, станция Крюково.

К ее приезду сделали памятник и установили его на месте, где разбился самолет.

7 мая 1966 г. Варвара Васильевна приехала в Ставрополь. Ее встречали «красные следопыты», вместе с ними был их руководитель Софья Митрофановна Бабенко, председатель сельсовета Вера Ивановна Кагарлицкая, а также представители общественности.

В этот день Варвара Васильевна посетила могилу сына. На следующее утро пионерская дружина под звуки горна и барабана, со знаменами и венками из живых цветов колонной двинулась на гору к памятнику. Митинг открыл В.Я. Чучварев (директор нашей школы в 60-е гг.). Дети читали стихи, благодарили мать за то, что воспитала такого сына. Две девочки-дошкольницы принесли Варваре Васильевне букет полевых цветов, их они собирали здесь же, на земле, политой кровью ее сына. Потом поделились своими воспоминаниями очевидцы гибели летчиков.

Второй раз обелиск заговорил осенью 1967 г. 4 ноября происходило торжественное открытие памятника героям гражданской и Отечественной войн. На открытие памятника присутствовала Рассоха Людмила Ивановна, дочь погибшего летчика, в марте 1944 г., над Пелагиадой Рассоха  Ивана Михайловича. Людмила Ивановна благодарила жителей с. Пелагиада за гостеприимство и заботу о её покойном родителе.

Но, вот уже, 67  лет молчит обелиск о Борисе Константинове, третьем погибшем летчике над с. Пелагиада, его родственники не найдены.

В сентябре 2011 года, библиотекарь нашей школы, Выродова Елена Ивановна, находит в архиве очень старое письмо из школы № 1  г. Калач, Воронежской области. В письме «С комсомольским приветом» просьба от учащихся школы рассказать о состоянии могилы их земляка, погибшего 10 марта 1944 года над с. Пелагиада. Ребята из кружка «Школьный музей» находят очень редкий снимок – фото с похорон летчиков, на венках написаны их фамилии: Корягин, Рассоха и Константинович. Обелиск раскрыл свою последнюю тайну – поделился настоящей фамилией третьего летчика, жаль, что родственников Бориса Константиновича нам уже не найти.

Я чувствую какую-то пустоту внутри себя в тот самый момент, когда поднимаясь все выше по пыльной дороге, преодолевая все бугорки и холмики вижу, как на ровной, словно зеркало поверхности, будто бы из ниоткуда вырастает обелиск. Неказистый, синий обелиск. Что он для меня значит? Это моя память, поклонение и уважение всем тем, кто в страшные годы войны защищал нашу общую Родину, отдавая за победу даже свои жизни. И памятник – это как напоминание нам всем о тех, кому мы обязаны своей жизнью сегодня. В мире много величественных памятников, а мне дорог этот, снова облупившийся в море желто-зеленого разнотравья.

Автор Маханько Анастасия,

МКОУ «СОШ №7»,

«Школьный звонок»

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.