Шершавое и тёплое, совсем, как живое

К годовщине Победы наш школьный музей «Из глубины веков» подготовил очередной 4-ый выпуск воспоминаний о Великой Отечественной войне «Память сердца». Одна страничка сборника посвящена Марие Фёдоровне Козловой, в гостях у которой я побывала вместе с мамой. Радушно встретив нас в назначенный час, Мария Фёдоровна поделилась воспоминаниями. 

Великую Отечественную она  помнит не только по рассказам. «Мне было 4 года, когда началась война,   брату Володе 7 лет, - делится она. -  Уже на второй день войны фашисты бомбили соседнюю станцию, что находилась  в 24 километрах от нашего села».  А жила семья в селе Поповцы Винницкой области. «Мама моя, Ирина Фёдоровна, была неграмотная – не знала ни одной буквы, а отец, Фёдор Владимирович, имел высшее образование и работал в райфинотделе. На фронт отца забрали в 1941 году. Повестку принесли домой, когда он был на работе. Мама в это время  была беременна младшей сестрёнкой.  Умерла она через 2 месяца после рождения». Бабушка вздохнула, задумалась и снова быстрым ручейком полились её воспоминания. «Трудно жилось: мама с утра до ночи на работе пропадала, а нам с Володей приходилось по хозяйству хлопотать: и за огородом следить, и по дому всё делать». Вдруг бабуля улыбнулась: «Помню, мама посадила кукурузу, а когда она подросла, мы с братом пошли её полоть. Кукуруза высокая, а мы маленькие – нас из зарослей не видно, мы полем, а макушки кустов колышутся. Сосед увидел, думал, что куры там хозяйничают, начал кидать камни, чуть нас не забросал, а когда узнал, что там мы – начал нас обнимать, жалеть». Помолчав немного, вынырнула из кукурузных зарослей и продолжила: «Муки не было, мололи на жерновах кукурузу, запаривали и пекли кукурузный хлеб. Без дрожжей,  он хоть и свежий был, но всё равно как  чёрствый. Я в то время маленькой была, но понимала, что  помогать маме надо. Пока хлеб пеку, об печку вся обожгусь, ноги, руки в волдырях все….  Выпеку круглую булку, разрежу на 4 части и уберу: это маме на работу на 4 дня, а  себе с братом мы  что-нибудь другое приготовим. Голодно было. Весной, когда пахали огород, находили прошлогоднюю замороженную картошку, толкли её, добавляли какой-нибудь крупы и пекли коржи. Немцев у нас в селе не было, зато были румыны, очень жестокие, избивали до полусмерти  и всегда приговаривали: «Мы бьём, но не убиваем». Отца как-то  сильно избили, ещё до того,  как ему на фронт уйти», - продолжает бабушка. Мы слушаем Марию Фёдоровну и боимся потревожить вопросом. Нелегко, наверное,  вспоминать горькое детство. «Как-то  приказали всех детей собрать в сельсовете. Для чего – никто не говорил.  Я осталась дома, а Володя ушёл в сельсовет. Как там мама оказалась? Не знаю.  Видимо, сердце материнское почувствовало беду. Взяла брата за руку и повела к выходу. Румыны у неё спрашивают: «Куда ты его ведёшь?» Она ответила им, что сейчас, мол,  вернёмся, а сами бегом домой. Спрятала его. Спасла. Детей-то отправили в Германию».

Мария Фёдоровна в 2017 году справит 80-летие. Изборождённое морщинками лицо хранит следы усталости. Неспокойные пальцы теребят пожелтевший листок, который бабушка не выпускает из рук во время разговора. «Отец с фронта часто  писал письма. Вот его последнее письмо, - и протягивает нам этот пожелтевший и истрёпанный от времени  листок. – Получили  28 июня 1944 года.  А 10 июля пришла на папку похоронка…» Помолчала, пошевелила губами, словно молитву прошептала, промолвила: «Это письмо отца для меня, как оберег, где бы я ни была, что бы я ни делала – письмо всегда со мной. Помню, когда я сдавала экзамены, преподаватели подумали, что это шпаргалка,  и отобрали, правда, после экзаменов вернули». 

Школа во время войны в селе не работала.  Володя три года учёбы пропустил. И когда Мария начала  учиться в 1945 году, в 5 классе догнала его, и стали они с братом одноклассниками. «Письменных принадлежностей не было, - вспоминает бабушка, - одна книга  на несколько человек. Тетрадка стоила 5 рублей, поэтому бумагу берегли, писали на газетах между строк. Мы вообще бережливые были. 

Случай был: купила мне мама  школьное платье. Я так радовалась, так  над ним тряслась, приходила из школы и сразу же переодевалась, чтобы не замарать. И однажды отступила от этого правила. Решила сначала поставить варить кашу. Думаю: поставлю быстренько, а потом переоденусь. Да не тут-то было! Печка русская высокая, и я весь чугунок с кашей опрокинула на себя. Плакала-а-а. Не себя было жалко, что обварилась, а платье жалела». 

После войны из села молодёжь не выпускали, говорила  Мария Фёдоровна, все должны были оставаться работать в колхозе. «Чтобы моего брата отпустить, собирали правление колхоза и решали, поедет ли он в город или останется в селе. Володьке повезло, отпустили, и он поехал на заработки в город Донецк (тогда он назывался Сталино). С первой получки купил и отправил мне сапоги кирзо-хромовые,  42 размера, других не было. И я ходила в таких огромных сапогах в школу. Меня приняли на работу в школу воспитателем группы продлённого дня. В 1954 году брат прислал мне вызов на работу в город Донецк.  Я уехала к нему. Там работала в шахте и училась  на машиниста вентилятора (подавать  воздух шахтёрам). Потом заочно выучилась на товароведа. Когда проходила  практику в Копайгороде в баре,  помню случай, когда командировочный чиновник узнал бывшего нациста в начальнике райпотребсоюза. Сразу же приехал чёрный воронок,  арестовали.

В 1964 году по распределению  я должна была поехать работать   в воинскую часть в Венгрию. Но к  тому времени у меня было уже двое детей, и я отказалась. И меня  направили работать в г. Усть-Кут. Отработала в Усть-Куте 3 года и вернулась домой. В Улькан приехала в 2000 году».

Жизнь в мирное время у Марии Фёдоровны тоже складывалась по-разному. Но это совсем другая история. 

Перед уходом мы сфотографировали фронтовое письмо. Будет в музее ещё один ценный экспонат. Да, для нашего поколения это экспонат. А для Марии Фёдоровны … я даже не могу подобрать нужное слово,  это письмо живое, что ли. Которое согревало и поддерживало Марию Фёдоровну всю жизнь. На ощупь оно было, когда я взяла его в руки,  шершавое и тёплое. И когда мы с мамой  шли домой, на душе тоже было очень тепло. Словно и нас оно согрело.

Юнкор Самарина Лена, 9 б класс, МОУ  «Ульканская СОШ №2»

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


работа заслуживает высшей похвалы
Спасибо за отзыв, Ирина Васильевна
или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.