Победа в истории моего прадеда

Кто может умереть — умрет,

Кто выживет  — бессмертен будет,

Пойдет греметь из рода в род,

Его и правнук не осудит.

Тарковский

Он родился более ста лет назад, мой прадед, отец моего деда, в далеком 1914.

Родился в то время, когда еще престол нашей державы был у Николая Второго, на самой заре двадцатого века. Звали его Тимофеем, а отец его, нареченный странным для сегодняшнего дня именем Селивёрст, был обычным

рабочим ВИЗа, у которого, помимо него, было шестеро детей.

Мой прадед был ребенком, когда разразилась и отгремела Первая Мировая, когда, словно смерч, пронеслась по стране Гражданская война.

Мальчишкой он с малых лет помогал отцу, особенно, наверное, в такие тяжелые для России дни –любая война не могла не сказаться и на Урале, где он вырос и жил. Когда я говорю о нем с моими дедушкой и бабушкой, они

вспоминают неизменно одно: « Хороший был человек, умный,

находчивый. Только любил всех в ежовых рукавицах держать». Еще

он был упорным и целеустремленным, всегда пробивался вперед и был храбр, мужественен... Я могу сказать, что был Человеком с большой буквы –моим идеалом человека.

Служба для него началась в тридцать шестом, за пять лет до начала

Великой Отечественной, он, бывший на «гражданке» жестянщиком, был призван в армию – рядовым. Обыкновенным рядовым! Но с самого начала служба эта не была легка, ибо служил он в разведбатальоне. В отдельном разведбатальоне 40 дивизии 1-й Краснознаменной Дальневосточной Армии!

Командир их погиб и он, как говорит бабушка, «взял все в свои руки». Только тридцать седьмой, а он уже замполитрука – сержант. Это огромный скачок. И Тимофей Селиверстович, молодой солдат, был достоин этого – у него был талант управлять и идти напролом, в первых рядах. Еще не было войны. Но бои уже велись. Июль-август 1938 –столкновения у озера Хасан. Да, война или, как нынче говорят «военные действия», начались для прадеда куда раньше июня сорок первого. В этом сражении он «отвоевал» первый свой орден –орден

Красного знамени и звание младшего политрука. Воевали там с Японией, и о сражениях этих прекрасно написал Игорь Царев:

Чтобы коснуться московских высоток,

Солнце восходит сперва из-за сопок,

Каждому дню предварив, как эпиграф,

Край, где пока еще водятся тигры.

***

Скорлупа водяного ореха, желтоглазый цветок горчака,

Оторочка оленьего меха и от старой гранаты чека...

Это лето на краешке света, где восход и бедов, и медов,

Нанизало свои амулеты на цепочку звериных следов.

Там от звуков ночных и касаний темный пот выступает из пор -

Это эхо боев на Хасане между сопок живет до сих пор.

 

Он поднимался стремительно –с декабря того же года он уже зам.командира батареи по политчасти, только уже в гаубичном артиллерийском полку.

И грянула Великая Отечественная. Мой прадед воевал на Ленинградском фронте в составе 109 ГАП, 21 дивизии. Он сражался на Карельском фронте, где, в результате решительных действий была выведена из войны Финляндия

, в составе: 206 противотанкового истребительного артиллерийского дивизиона 114 дивизии, 3-го батальона 518 стрелкового полка и 105 полка этой же дивизии. Благодаря невероятному уму и мужеству он поднимался все выше и выше –капитан, затем, в 1943– майор.

Улыбаясь, бабушка говорит, что он был невероятно везуч. Всю войну пули свистели мимо! Смерть следовала попятам, но никогда не догоняла. Лишь однажды под ним убило лошадь, а сам он был контужен. Но с контузией его служба не закончилась, нет, она закончится лишь в далеком пока пятьдесят седьмом. За заслуги он был направлен сначала на Всероссийские Военно-политические курсы в Москве, а затем –зачислен слушателем заочного

факультета Военно-политической академии имени Ленина. Шел сорок

пятый год. Самое памятное для семьи, наверное, то, что Тимофей Селиверстович был участником Парада Победы 1945-го года. Даже мама моя,

родившаяся много-много позже, вспоминает, как, найдя старые записи

Парада, они с дедушкой искали среди марширующих моего прадеда.

Хотя, это все равно было тщетно –ни качество записи, ни количество людей на Красной Площади не позволили этого сделать. Но то, что он был там, звучит удивительно, гордо. Как я уже говорила, служба с Победой для него не кончилась. Его дальнейшая служба была в отдельном самоходном артиллерийском дивизионе 8-й дивизии, в Забайкальском военном округе, в должности зам.командира дивизиона. А позже, с января пятьдесят первого он уже зам командира 666 зенитно-артиллерийского полка. И даже после войны служба прадеда не была обычной – целых два года (с мая 1951 по март 1953) полк его был в Корее. Там они выполняли правительственное задание, правда, до сих пор неизвестно, в чем оно заключалось. Можно лишь предположить, что советские военные участвовали в Корейкой войне 1950-1953 годов на стороне Северной Кореи, но не более. По окончании же этого задания он стал преподавать социально-экономический цикл в 23 авиационном училище штурманов. Там он и прослужил до пятьдесят седьмого, звание его к тому времени – подполковник.

История Войны для моего прадеда удивительна. Он – обыкновенный жестянщик. Но личные его качества позволили с рядового подняться до подполковника. На войне, как известно, поднимаются только достойные. По сокращению штатов 16 марта1957 Тимофей Селиверстович был уволен в запас. Но строгость и армейскую дисциплину он пронесс собой через всю жизнь, к тому же, продолжил свою учительскую карьеру – он стал военруком и замдиректора по воспитательной работе в школе номер 6 Верх-Исетского района. За годы войны он получил немало наград, среди которых пять орденов – два ордена Красного знамени, два – Красной звезды и орден Отечественной Войны II степени. К концу жизни вечная удача, видимо, от него отвернулась. Он был болен раком пищевода и умер в 1998, не дожив два года до моего рождения. Но до самой смерти, даже будучи уже болен, он был невероятно активным.

- Как «электровеник», не мог присесть, отдохнуть – нет. Все ему нужно было работать. А когда ему дали путевку в какой-то пермский санаторий, на отдых, пробыв там пару дней - сбежал», - говорит о нем мой дедушка, средний его сын.

Страстно любил собирать грибы и рыбалку – встать для этого мог в четыре утра, а каждый день, неизменно и в старости, проходил пешком пять километров. До наших дней не осталось и школы, в которой он работал, ее перенесли и, скорее всего, там уже ничего совершенно нет, напоминающего о прежних учителях – теперь это совсем другая школа. В обычных школах теперь нет даже должности такой «военрук». Все это ушло в прошлое, но память о моем прадеде, о его подвигах, о его судьбе будет жить.

Я не смогла задать деду множество вопросов, которые хочу задать. Я не смогла сказать ему ничего, хотя есть так много слов... И если бы могла бы сказать хоть одно слово – всего одно! - я бы сказала: «Спасибо».

 

Тамара Лобачёва,

9 класс, корреспондент газеты «Юнкорик» г.Полевской

 

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


Отлично! Прочитала на одном дыхании!
или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.