Память о героях ВОВ в нашей семье

     … Давно отгремели бои Великой Отечественной войны 1941-1945 года. В этом году наша страна отмечает 71-летие Победы в этой страшной войне. Почти не осталось в живых тех, кто сражался с немецкими оккупантами.
     В нашем селе Верх-Казанка ровно год назад умер  последний участник той войны, Маняфов Вениамин Тимиршаевич, ему было 94 года. Но жива память, память о тех кто ценой своей жизни отстоял наше право жить в свободной стране. Дети, внуки и правнуки помнят героев войны.
     В нашей семье часто говорят о той войне, потому что воевали два моих деда Ефремов Иван Михайлович и Терещук Иван Лаврентьевич. Мой отец Ефремов  Игорь Иванович тоже участник войны в Афганистане. О них мы уже говорили и писали. Но есть еще один человек, участник Великой Отечественной войны, это Терещук Роман Лаврентьевич, брат моего деда. Я его видел несколько раз, когда был совсем маленьким, но часто слышал о нем. Помню его раненную руку: все пять пальцев согнуты к центру ладони, их уже никогда ему не пришлось разогнуть. Это страшная память войны осталась на всю жизнь. Мне было интересно и страшно смотреть на его руку. Я потом просил маму рассказать о нем. Она говорила, что Роман Лаврентьевич очень похож на своего брата Ивана Лаврентьевича, отца моей мамы. Моя мама однажды ехала в автобусе и ей показалось, что она видит своего отца, она даже чуть не крикнула: «Папа!» (хотя ее отца уже не было в живых). Он подошла к нему, заплакала, они обнялись и долго разговаривали, вспоминая прошлое. А  с романом лаврентьевичем было о чем поговорить, он всегда интересно рассказывал о разных вещах: о войне, о молодости, о жизни. Родился он 4 декабря 1923 года в деревне Белое  Большемуртинского района. Деревни этой давно уже не на карте нашего района. Жил и работал в родной деревне до 1942 года, затем ушел на войну. Дома осталась молодая жена Мария Васильевна и годовалая дочка Варя.
Солдат оставил в тишине
Жену и малого ребенка.
И отличился на войне...
     Прибыл в Красноярск, где прошел месячные курсы. После курсов его отправили в блокадный Ленинград. В город переплавляли через Ладожское озеро.
Над Ленинградом  - смертная угроза
Бессонны ночи, тяжек день любой.
Но мы забыли, что такое слезы,
Что называлось страхом и мольбой.
     В одном из боев при защите Ленинграда его ранилов голову. Полтора месяца пролежал в госпитале. Ранили на Пятачке — место на берегу реки Невы. После госпиталя сразу вернулся в свою часть  245 полка.
Но если снова воевать...
Таков уже закон:
Пускай меня пошлют опять
В стрелковый батальон.
     19 марта 1943 года началось наступление на Рижском заливе. Роман Лаврентьевич был участником этого наступления. Здесь его опять ранило. Осколочное ранение в руку. 4 месяца пролежал в госпитале в блокадном Ленинграде.
Когда не смерть идут-поют,
А перед этим можно плакать, -
Ведь самый страшный час в бою -
Час ожидания атаки.
     После лечения вывозили из города на поезде, так как железная дорога была уже освобождена. Довезли до станции Луза Кировской области. Там полмесяца проходил комиссию. Подготовили документы: воевать больше не может. Вернулся домой в сентябре 1943 года. А дома ждала жена.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, -
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
     Началась другая, мирная жизнь, но она не была легкой. Много работали в войну: пахали, сеяли, жали, пасли скот, косили сено. Роман  Лаврентьевич работал потом бригадиром полеводства и животноводства.
    После войны родились дети: Николай, Лена, Тамара, Люда. Сейчас нет в живых некоторых детей — Варвары, Николая.
Дед Рома работал в Большемуртинском совхозе до самой пенсии, сначала в деревне Белое, затем в д. Казанка. В 55 лет ушел на пенсию, но все равно продолжал работать, такова уже закалка у старшего поколения. Он собирал молоко у частников в д. Казанка, помогал во время посевной и уборки.
И никогда не поздно снова
Начать всю жизнь, начать весь путь,
И так, чтоб в прошлом бы-ни слова,
Ни стона бы не зачеркнуть.
     В 1998 году у Романа Лаврентьевича умерла жена Мария Васильевна, с которой прожил почти 60 лет. В 2004 году ему, как участнику войны, дали благоустроенную квартиру в поселке Большая Мурта. Квартира ему очень нравилась, да и приятно было, что не забыли фронтовика.
Хоть многое прошло,
Забылось, но поныне
Душа хранит тепло
Среди застойной стыни.
    Имеет награды: «За оборону Ленинграда», «Орден Победы», юбилейные медали.
Годы давали о себе знать, болели фронтовые раны, но никогда не жаловался дед Рома. Всегда он был веселый, жизнерадостный, очень любил шутить. Таким людям было что рассказать, а нам, молодому поколению, было чему у них поучится.
Прошедшим фронт, нам день зачтется за год,
в пыли дорог сочтется каждый след,
И корпией на наши раны лягут
Воспоминанья юношеских лет.
   Романа Лаврентьевича уже нет в живых, я был на его похоронах. Я мало что помню, потому что был маленьким, но запомнил, как военные люди стреляли залпом в небо. Для меня это было памятно и торжественно. Во мне появилась какая-то гордость, что я лично был знаком с человеком, которого уважают и почитают.
Я не видел войны,
Я смотрел только фильм,
Но я сделаю все непременно,
Чтобы весь этот мир оставался таким
И не звался потом довоенным, -
так писал О. Митяев, такое чувство появляется у меня, когда я слышу о войне, не только о прошедшей, но и о той, которая идет сейчас.

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.