«Мы побывали на месте гибели отца…»

       Анастасия   Алексеевна Домашевская  – одна из тех, кто рос в годы войны. Все меньше и меньше остается свидетелей   тех  далёких дней. Поэтому общение с ними становится все бесценнее с каждым годом:

Анастасия Алексеевна, можете рассказать о своем отце?

— Мой папа Алексей Афанасьевич Дианов в далекие годы гражданской войны вместе с родителями пережил много невзгод. Работал до войны в колхозе Шебартуй-2, затем учился

в Зее на тракториста и комбайнера. Срочную службу отслужил в начале 30-х, накануне войны

с Германией был взят на переподготовку в Читу.

—А в военные годы?

— Так и остался на службе: обстановка была сложная. Миллионная Квантунская армия стоя-

ла у дальневосточных границ, готовая в любое время напасть на Советский Союз. Часть, где

служил Алексей Афанасьевич Дианов, перебросили в Монголию, а в январе 1943 года – на

Западный фронт. Воевал в отдельном минометном батальоне. Погиб в Черниговской области,

недалеко от деревни Дегтяревка. Письма перестали приходить в Шебартуй-2, мы были в тре-

воге от неизвестности. Но пришла весточка от жительницы села Дегтяревка Мавры Якименко, простой украинской крестьянки. Она написала письмо, в котором сообщила, как вместе с жителями села хоронила погибших советских солдат в поле и обнаружила в кармане одного убитого документы и фотографии. Позже погибших перезахоронили, их тела перенесли в центр села и поставили памятник рядом со школой.

— Вы посещали эту братскую могилу?

— Да, конечно. В 1987 году я приезжала туда вместе со своим мужем.

—Что вы помните из детства?

— Мы с нетерпением и тревогой ждали любую весточку от отца. Прошли годы, но до сих пор единственной ни точкой, связывающей нашу семью и всех близких родственников с памятью об Алексее Афанасьевиче, являются письма и фотографии. Для него любая весточка из дома при-

носила облегчение и огромную радость, давала силы для борьбы с фашизмом. Помню, что сами письма шли не в конвертах, они были сложены треугольниками, на них не было марок. Стоял штемпель полевой почты, и здесь же: "Проверено военной цензурой". Их ждали с нетерпением и затаенной тревогой измученные, исстрадавшиеся адресаты. Бывало, в четырех письмах радость,

а в пятом – похоронка. Это было великое горе.

* * *

Передо мной – несколько писем с фронта:

«Добрый день, здравствуете, премного уважаемая, любимая мамаша Прасковья Ро-

мановна, а также любимая супруга Маня и, наконец, милые, любимые детки, которых не

могу забыть ни одного часу, часто вижу во сне и иногда не могу заснуть, чтобы не думать о

них. Всегда передо мной они, всегда засыпаю с думой о Валюше и Надюше, все думаю и хочу в своих глазах представить вас всех, какие вы есть».

Последнее письмо Алексея Дианова:

«В данное время я жив и здоров. Нахожусь на самой передовой, и с часу на час ждём сигнала выступать в бой. Чувствую себя хорошо. Тол ко никогда не выпадала и не выходит думка одна - о вас, мои дорогие дочурки, мамаша и Маруся. Эх, скорей бы они, проклятые, уходили с нашей земли...»

Читаешь эти письма с фронта и чувствуешь боль от разлуки с близкими, ненависть

к фашистским захватчикам, надежду на скорую победу и счастливую жизнь…   Да, такая вот жизнь и судьба досталась военному поколению!

Автор  – Любовь ШЕЛКОВА, учащиеся 8 класса гимназии №9, юнкор газеты «КАТИТ»

Педагог -  Любовь Гавриловна ПЕТРОВА

 

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


Люба, отличная работа!
или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.