Воспоминания «маленького» человека.

Воспоминания «маленького» человека.

Великая Отечественная война оставила большой след в истории и жизни людей. Чем больше проходит лет, десятилетий, тем значительней для меня становятся воспоминания этих суровых лет.

Мы хорошо знаем о подвигах солдат, писателей, врачей, композиторов и прочих «больших» людей. Но еще мы должны помнить про «маленьких» людей, про детей войны. Они не воевали, но они взяли самую тяжелую ношу для себя – пережили это тяжелое время будучи ребенком. Военное детство, детство в тылу. Что же это такое?

Недавно состоялась встреча  с  Перуновым Всеволодом Дмитриевичем, которому было шесть лет, когда началась война.

«В 41 году мы были в Семипалатинске (республика Казахстан), - вспоминает он. - ­По улице тихо шли грузовики с ранеными, потому что война только началась, и очень много шло раненых с войны. Я с ребятами залезали на крышу и смотрели на них. Даже самолет тащили по дороге. Вот именно там войну и встретил.

Потом мы переехали в Сибирь, в Красноярский край, Агинский район, в глухую деревеньку Межово. Тогда мне уже было 7-8 лет.  Голодно было, нечего было есть. Мы даже иногда плакали с братом от того, что очень хотелось есть.»

Далее Всеволод Дмитриевич рассказывал все более и более интересные вещи, что окружающие не смели его перебивать, а я не отрывала глаз от своего собеседника.

«В этой деревне Межово ночью гуляли волки и выли. Представляете? Посмотришь в щель в сенях, а там горят глаза волчьи, а потому что они тоже были голодные, - Всеволод Дмитриевич смеется. - Хотели поживиться. Даже председатель колхоза возле школы лопатой убил волка! В школу утром собирали ватагой и шли вместе! Такие дела, волки бродили по деревне! – последнюю фразу он сказал с возмущением.»

Как для меня, нынешнего подростка, было шоком, что шестилетнему мальчику пришлось пережить голод, который я никогда не знала и никогда, наверное, и не узнаю.

«Мы ели черемшу, варили черемшу. Даже цветы Саранки ходили копать, потому что хотелось есть. Это цветок такой, в лесу. Его даже на даче сейчас выращивают. Топориком вокруг цветка выкапываешь, а там луковица желтенькая. Вот ее выковыриваешь оттуда и ешь. Она противная, но нам сказали, что она съедобная. От нее тошнило, но мы все равно ее ели. Еще, как козы лиственницу обдирали и жевали ее, высасывали смолу. Ну вроде бы ничего так, вкусно вроде нам казалось. Жидкость эту высасывали. Оказывается, это хорошо повлияло на зубы. Сейчас у нас все дети без зубов, а в то время у всех были крепкие зубы. Почему? Потому что никакого сахара, никаких конфет. Ничего не было! Никаких сладостей! По-настоящему к зубному врачу я обратился только в Канске, уже будучи взрослым.»

В ходе беседы я узнала много о Всеволоде Дмитриевиче. Например, что он бывший педагог моего нынешнего руководителя студии, Тамары Владимировны Ананьевой, что, будучи юношей он мечтал создать свое кино и конечно о приключениях Робинзона. Одно из необычных воспоминаний, как он в первый раз отправился в свое первое «плавание».

 «Первое, что со мной случилось, когда мы жили во время войны на приисках в Карагане, я значит пошел путешествовать, а там были шурфы, заполненные водой. Шурф – это яма, где добывали золото, а потом эта яма заполнилась водой. Золото - все для фронта, для победы! А озерца притягивали детей - катались на плотиках. Шурф, где добывали полезные ископаемые, он очень глубокий, но он где-то был 20 м в длину и в 5-6 м в ширину. Не больше, иначе бы меня не было с вами! Я из-за куста выглядывал, как большой мальчишка катался на этом плоту. Когда он ушел, я гордо среди малышей зашел на этот плот, взял шест, оттолкнулся и поплыл. У меня еще была бескозырка-матроска и этой бескозыркой я гордился. Да, капитан! Сначала все было прекрасно, но потом плот застрял поперек почему-то. Я упираюсь в шест, думая, что я к плоту отталкиваю. Оказывается, я с плота себя сталкиваю. Бульк в воду! Инстинктивно я почему-то закрыл глаза и начал что-то хватать, за какие-то водоросли, кусты и высовываюсь из воды. Если бы плыл вдоль шурфа, по длине, не выплыл бы. А так получилось поперек. Вылез из воды – бескозырка моя плавает, заплакал. Прибежали большие ребятишки, перепугались, что я тут мокрый, грязный. Ребята в таком виде, привели меня домой.»

Середина прошлого двадцатого века. Кинопередвижки, в каждое село приезжала небольшая машина с небольшой киноустановкой и крутили кино для сельчан. Сейчас у нас кинозалы с хорошим объемным звуком «вокруг», большим экраном, конечно же попкорном. У моего собеседника с детства уже были конкретные желания и стремления – снимать кино. Молодому поколению бы такой решительности!

 «В детстве у меня было 3 желания: научиться снимать кино, научится фотографировать и много путешествовать. Хорошо бы, чтобы было связано с водой. Вот так и получилось по жизни. С детства я так хотел снимать кино! И мы даже мотали этот фильмоскоп, приставляли к лампочке, шапкой закрывали, шапка дымилась. Собирали детей, билеты… Кино, кино, кино! Жил я этим в детстве! Да и всю свою жизнь в своих путешествиях снимал кино, фотографировал. Был одним из тех, кто участвовал в создании клуба туристов в Канске, несколько лет сам руководил этим клубом. Сплавлялись на плотах, ходили в горы с еще брезентовыми рюкзаками и считалось, чем тяжелее рюкзак, тем мужчина сильнее! И не смотря на вес рюкзака нес с собой и фотоаппарат, и кинокамеру!»

Наш гость на интервью принес два старых фотоаппарата для нашего школьного музея, на которые когда-то сам фотографировал. Мы внимательно рассматривали технику, удивляясь, как раньше было сложно заниматься фотографией. Мало того, что есть видоискатель, так еще и не видишь, что сфотографировал, пока не проявишь пленку! Спросив, откуда один из фотоаппаратов, Всеволод Дмитриевич рассказал, что у него он еще с армейских времен.

«По призыву я попал в армию, в Германию. В то время наши войска были в Восточной Германии, а после войны они так и остались. При этом очень мощные войска. Туда выбирали специально тех, кто остался сиротой, у кого погиб отец на войне, вот так я туда попал. Я с братом остался сиротой, мой отец не вернулся с фронта. Дети помнят и знают, что кого-то из родственников убили фашисты. И мы должны были вспомнить это в нужный момент, если настанет такой момент сражаться. Они должны все знать это. Три года служил в Германии и был отличником советской армии. Причем значки отличия получили два человека: я и сержант.»

После встречи мы пошли на площадь нашего города, проводить нашего гостя и так увлеклись кормлением голубей. С каким азартом наш герой кормил голубя, как добивался доверия птицы  - во взгляде читался по-детски чистый огонек того азартного мальчишки, который пытался управлять маленьким плотиком на озерце шурфа в бескозырке на голове!

Всеволоду Дмитриевичу в этом году исполнится 80 лет! Во время интервью я удивлялась тому, что я никогда не видела таких людей, как наш сегодняшний гость. Он рассказывал подробности своего детства так, как будто он считал его ничем не отличавшегося от нашего. Просто и интересно. Как бы между делом наставляя нас, что молодежь должна заниматься спортом и чем-то увлекаться еще в детстве, чтобы заниматься по жизни любимым делом!

 

Автор: Даша Михеева, 7 класс

Фоторепортаж: Катя Рожкова, Даша Михеева – 7 класс, Владислав Саенко – 8 класс

Фотографии:
Поделись с друзьями!

Комментарии


Очень рада, что вам понравилась статья!
или Зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий.